Новости

22 октября 2011
Открыты новые направления нашей работы: мемуаристика и публицистика.
подробнее »
6 сентября 2011
У нас день рождения, нам исполнилось три года!
подробнее »
18 августа 2011
Создана общественная лига, объединяющая ведущие гуманитарные образовательные центры.
подробнее »

Опрос

Какое направление для вас наиболее интересно?
Наука
Философия
История
Мемуары
Классика
Публицистика

Наука

Фасциатус (Ястребиный орел и другие)
Фасциатус (Ястребиный орел и другие)
Фасциатус название красивой и редкой птицы, известной в нашей стране как ястребиный, или длиннохвостый, орел. Он совмещает соколиное изящество, тело­сложение и быстроту полета с силой и мощью орла. Встретить эту великолеп­ную птицу можно в Туркмении, Казахстане, на юге Европы, в Индии и...
Излучающие свет. Тайные правители мира
Излучающие свет. Тайные правители мира
Эта книга — увлекательное исследование, посвященное истории таинственной касты жрецов, негласно правящей миром испокон веков и по сей день. Задолго до возникновения письменности Излучающие Свет были носителями передовой культуры. Миссией этих избранных было сохранение древних знаний. Целью — не...
Тайная история мира
Тайная история мира
В древнем мире сакральные знания охранялись так же строго, как и ядерные секреты в наши дни. Владение ценнейшей информацией о научных и магических практиках древности позволяло посвященному обладать статусом полубога. На долю обычных людей оставались легенды и мифы, в которых были зашифрованы лишь...

Фасциатус (Ястребиный орел и другие)

Полезное » Фасциатус (Ястребиный орел и другие)

«ХОТИТЕ СЕМЕЧЕК?»

…со­всем отчаявш­ись, он облач­ился в рубищ­е… и, уединив­шись в ме­чети, стал мо­литься…

(Хорас­анская сказка)

"20 апреля…. На автостанции в Кизыл–Арвате взял билет одной стройной туркменке лет двадцати шести (дают два билета в одни руки), она сидела в автобусе рядом со мной и пыталась всячески ублажить в знак благодарности. Начала с того, что, когда штурмовали при посадке несчастный "пазик", она, протиснувшись внутрь одной из первых, высунулась из окна и заголосила: "Давайте сюда ваш рюкзак!" рюкзак не­подъемный и втрое больше автобусного окна. Когда я влез и сел рядом на занятое ею для меня место, она опять: "Да­вайте семечек поедим?" Она держит га­зетный фунтик с семечками тонкими изящными пальцами с красивыми продолгова­тыми ногтями, маняще светлеющими на фоне смуглой кожи.

Выезжали из Кизыл–Арвата долго, так как шофер–либерал насажал умоляющих безбилетников и вынужден был объез­жать пост ГАИ по старой дороге, где ни ас­фальта, ничего.

На автостанции девочка–туркменка лет семи продавала семечки. Сидит около вед­ра с семечками, лузгает сама; рядом бумажные фунтики наверчены; в подоле коше­лек. Торгует бойко, мелочь считает свободно: рано приобщилась к взрослой жизни. Одаривает совсем уж малолетних пассажиров бесплатными горсточками, словно вы­деляя представителей своей детской нации, волею судьбы заброшенных на чужбину к чужестранцам–взрослым.

Здесь же семья офицера–пограничника, уезжающая в Ашхабад: сам лейтенантик с еще тонкой мальчишеской шеей, та­кая же молодая жена в больших и слишком мод­ных для всей этой обстановки очках. У них девочка года два с полови­ной, совер­шеннейший ангел: пухлые локти и коленки, белые кудряшки, белые носочки, наряд­ное платье, чистенькие сан­далии. Глазеет на эту туркменку–продавщицу как заворо­женная. А когда та протянула ей семечек, взяла их ужасно неу­добно, в оба кулака сразу, прижала к своему кукольно–игрушечному платьицу и со светящимися от вос­торга глазами побе­жала показывать неожиданно свалившееся на нее счастье маме.

Пока я вспоминал и обдумывал все это, моя соседка рассказала мне два двухсе­рийных фильма: арабский ("Неизвест­ная женщина") и турецкий ("Красная косынка").

Очень душевные кино; сходите обязательно; я с самого начала до самого кон­ца все время плакала; это не то, что индийские: любила убили другого полюби­ла; нет, эти со смыслом; очень переживательные; а Вы какие книги читать любите? Вы книгу "Мартин Иден" читали? Объ­ясните мне, пожалуйста, он что, утопился? а почему? Ведь все же получил, и богатство было, и слава? А ведь правда Руфь вела буржуазный образ жизни? а у меня муж следователь, он приносит каталоги убийств, толстые такие, знаете, как ценники, там все расписано, где как все было, кто дело вел, сколько дали; а вы детективы читать любите? я очень люблю, так интересно; вот у нас пятнадцать лет высшая мера, при Сталине двадцать пять было, а сейчас расстрел только за госизмену; приходите к нам чай пить; вот я вам расскажу, парень с девушкой гулял, у нее живот растет и растет, к врачу пошла, посмотрели срок большой, на кресло не стали брать, ее отец парня в коровник заманил и топором, а оказалось, у нее киста; кисту вырезали, девушка за другого вышла, родила ему (отец того, первого, в коровнике припрятал), а через двенадцать лет открылось, девушка та сама и узнала, в газету написала, ее отцу дали пятнадцать лет; я так читать лю­блю, я десять лет в русской школе училась; только уж очень летом жарко; вы знаете, ну просто невозможно, когда ночью тридцать три, то никак не уснешь, уж что только не делаем: и мокрые простыни на окна вешаем и заворачиваемся в них, а все без толку; я и читала все подряд, но только Пушкина и Крылова не люблю: у Пушкина одни сказки, а у Крылова бас­ни…

Комментарии (0)

Пока пусто